+7 351 734-27-71
+7 351 255-93-10
454103, Челябинск,
пр. Героя России Родионова Е.Н., 2
+7 351 734-27-71
+7 351 255-93-10
Министерства здравохранения
Российской Федерации (г. Челябинск)
задать вопрос
задать вопрос
Главная - Пресс-центр - Новости - "Змейки" и "заплатки" под сердцем: хирурги выполнили сразу две редкие операции

"Змейки" и "заплатки" под сердцем: хирурги выполнили сразу две редкие операции

 "Змейки" и "заплатки" под сердцем: хирурги выполнили сразу две редкие операции

24 августа 2022

Такие случаи в практике сердечно-сосудистых и кардиохирургов встречаются крайне редко – один-два раза и не каждый год. И выполнять эти операции на сердце пришлось «наоборот»: та, что еще недавно требовала открытого вмешательства, выполнена эндоваскулярно через прокол. А другая патология, которая обычно «закрывается» с помощью окклюдера, на этот раз для спасения пациента проводилась на открытом сердце при искусственном кровообращении.

Жителя Оренбурга Валерия Гетмана мучили боли в груди, и сердце норовило выскочить. Но местные врачи не знали, чем помочь. Даже скорая во время приступов привозила и отпускала обратно. Специалисты ФЦССХ (Челябинск) выполнили пациенту радиочастотную абляцию и справились с тахикардией, но во время дообследования обнаружили у пациента новую проблему. До своих 64 лет он и не знал, что под сердцем затаилась «змейка» - коронаролегочная фистула. Это врожденный порок, который представляет собой расширенный, извилистый сосуд, сообщающийся с крупным сосудом через отверстие (свищ). По нему происходит обкрадывание кровообращения, что вызывает ишемию сердца. Обычно такие пороки диагностируются еще в детском возрасте и при необходимости оперируются.

«Меня беспокоили перебои в работе сердца, - признается Валерий Гетман. - Местные врачи ничем помочь мне не могли. По квоте я приехал сюда, сделали операцию. А потом врачи нашли еще одну болячку, думал, ну может и не надо ее трогать, а мне сказали – надо. С детства люблю заниматься спортом, но тяжелые нагрузки переносить не могу. Я уставал быстро, одышка была. Решил всё-таки делать: посоветовался, мне говорят – это ворует у тебя кровь. И я рад, что мне сделали операцию! Врачи здесь отличные, они ставят на ноги, дают нам надежду для будущей жизни, это самое главное. Чувствую себя моложе сейчас! Всю жизнь работал на автобусе, но ушел, потому что боялся за свое здоровье, а сейчас может быть и вернусь за руль». Рентгенхирурги перекрыли вход в лишний сосуд с помощью спиралей, которые со временем затромбируются и выведут его из кровообращения окончательно.

«Коронаролегочные фистулы – врожденная аномалия сосудов, которая анатомически у каждого пациента выглядит по-разному, - поясняет главный врач ФЦССХ МЗ РФ (Челябинск) Олег Лукин. – Как правило, это случайная находка при обследовании по поводу какого-то другого кардиозаболевания. Через фистулы происходит обеднение коронарного кровотока и сбрасывание крови в легкое, которое приводит к легочной гипертензии. С другой стороны, наличие фистулы может и не мешать до определенного момента, но с возрастом накапливаются проблемы и появляется «клиника» ишемической болезни сердца. Еще 15 лет назад выбора не было, и приходилось делать открытую операцию, чтобы закрыть фистулу, и это было очень сложно и не всегда эффективно в силу объективных причин, то сейчас рентгенхирурги это делают эндоваскулярно. Это требует высокого мастерства – каждая фистула особенна по–своему, может быть слишком извитой, закрученной, иметь много отверстий и быть слишком близко расположенной к значимым структурам. Для пациента рентген-метод надежнее, безболезненнее, без наркоза и длительного восстановления, с чем наши специалисты и справились прекрасно».

Челябинку Танзилю Мулдагалееву (66 лет) мучил сильный кашель. Долгое время она безуспешно лечила «бронхит», пока с приема терапевта ее не увезли на скорой с инфарктом. В срочном порядке ей было выполнено стентирование. Однако улучшения состояния пациентка не отмечала, и спустя три месяца обратилась в ФЦССХ (Челябинск). Во время дополнительного исследования было выявлено редкое и грозное осложнение – дефект межжелудочковой перегородки (ДМЖП), а также аневризма и тромб больших размеров в непосредственной близости от сердца. «Мы же по незнанию думаем, что раз кашель, то это бронхит, а оказывается бывает и сердечный кашель, - сетует Танзиля Мулдагалеева. - Очень благодарна врачам, что взялись за меня, хоть для них я и сложным пациентом оказалась. Они говорили – разрыв сердца, пугало это, конечно. А сейчас чувствую себя лучше, в реанимации все подходят, спрашивают о самочувствии, улыбаются. Когда попала в палату, увидела голубое небо и поняла, что я вернулась и буду жить, благодаря нашим докторам».

Анатомические данные не позволили применить рентген-методы хирургического лечения, поэтому бригада сердечно-сосудистых и кардиохирургов выполнила сложную открытую операцию – поставила на место дефекта сендвич из двух заплаток. «Порок ДМЖП встречается у взрослых всего в 0,3% случаев, - говорит сердечно-сосудистый хирург КХО№1 ФЦССХ МЗ РФ (Челябинск) Назбий Алиев. - Операцию проводили совместно и взрослые, и детские хирурги. Она была технически сложной: ткани сердца пришлось дополнительно укреплять синтетическими материалами, чтобы затем поставить двойную «заплатку» и перекрыть порок. Наблюдаться обязательно, чтобы исключить риск рецидива заболевания».

«Дефект межжелудочковой перегородки – патология, которая чаще всего встречается как врожденная у детей и решается эндоваскулярными методами, закрывается с помощью окклюдера. Как приобретенное осложнение после инфаркта она встречается крайне редко – 2-4 случая и не каждый год. Проблема в том, что пациенты с перенесенным инфарктом могут погибнуть от развившейся острой сердечной недостаточности, связанной с возникшим дефектом межжелудочковой перегородки - по статистике до 98% в ближайшие 7-8 месяцев, - добавляет главный врач ФЦССХ МЗ РФ (Челябинск) Олег Лукин. - Другими словами, нашей пациентке очень повезло, что она оказалась у нас вовремя. Нестандартная ситуация, которая требует быстрого решения. Операция длилась порядка 4 часов при искусственном кровообращении, около часа шла на остановленном сердце. Технически закрыть этот дефект очень сложно. После инфаркта ткани становятся очень рыхлыми из-за некротических поражений, расползающиеся, кисельные, если говорить образно, и пришить к ним сендвич из двух заплаток стоило большого труда и мастерства».      

Технологии в кардиохирургии и сердечно-сосудистой хирургии настолько стали развиты, что позволяют наиболее оптимально выбрать тот способ лечения и оперативного вмешательства, который будет наилучшим для пациента, чтобы нанести минимальную травму и получить наилучший результат.

Новость в СМИ: